blago kavkaz 1
По благословению Высокопреосвященнейшего Феофилакта, 

Архиепископа Пятигорского и Черкесского

 

Миссионерский отдел
Пятигорской и Черкесской епархии

b 25678-1368043896facebook


г. Железноводск, ул. К. Маркса, 34

8-928-926-88-77

[email protected]

Выступления на секции Рождественских чтений

Выступление протоиерея Михаила Самохина

Социальные кнопки для Joomla

Здравствуйте всечестные отцы, уважаемые участники собрания!

Открывая сегодняшнее заседание секции епархиальных Рождественских чтений, посвященное миссионерскому подвигу святого равноапостольного князя Владимира, как основе цивилизационного выбора Руси, хочу передать всем участникам приветствие и благословение Высокопреосвященнейшего Феофилакта, архиепископа Пятигорского и Черкесского.

Наше сегодняшнее общение мы посвятим обмену уникальным миссионерским опытом, который накоплен в различных округах нашей епархии. Особое внимание стоит уделить и богословским курсам, как средству миссии, и практике переводов богослужебных текстов на языки коренных народов регионов нашей епархии, и возможности, а также уместности проповеди в кризисном центре нашей епархии «Дом для мамы». Обо всем этом сегодня подробно расскажут наши отцы-докладчики.

Я же хотел бы подробнее остановиться на миссионерском значении подвига и личности святого равноапостольного князя Владимира для избрания нашей Родиной Православия. И делаю я это вовсе не для того, чтоб отдать дань дате, к которой приурочены епархиальные чтения. Личность и роль князя Владимира, правильное их понимание, сегодня, как никогда актуально в нашей епархии. Увы, в связи с тем, что в регионе Кавказских Минеральных Вод поднимает голову славянское неоязычество.

Важной частью идеологии этого движения является искажение исторической картины события Крещения Руси, роли этого события, личности князя Владимира. Остановимся на важнейших аргументах неоязычников.

Первый – о мирных «русских богах». Во-первых, русских богов в современном понимании слова «русский» просто не существовало. Были объекты поклонения вятичей, лютичей, радимичей, древлян, полян, дреговичей. И руссов, как одного из племен. Князь Владимир честно попытался создать единый славянский пантеон, для чего собрал всех идолов на остров Хортица, назначив главным Перуна. Инициатива кончилась драками и поножовщиной между волхвами за право первенства в пантеоне.

Во-вторых, славянским «богам» систематически приносились человеческие жертвы. Несколько цитат из источников для вашего сведения:

"В год 6491 (983). Пошел Владимир против ятвягов, и победил ятвягов, и завоевал их землю. И пошел к Киеву, принося жертвы кумирам с людьми своими. И сказали старцы и бояре: "Бросим жребий на отрока и девицу, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам". Был тогда варяг один, а двор его стоял там, где сейчас церковь святой Богородицы, которую построил Владимир. Пришел тот варяг из Греческой земли и исповедовал христианскую веру. И был у него сын, прекрасный лицом и душою, на него-то и пал жребий, по зависти дьявола. Ибо не терпел его дьявол, имеющий власть над всеми, а этот был ему как терние в сердце, и пытался сгубить его окаянный и натравил людей. И посланные к нему, придя, сказали: "На сына-де твоего пал жребий, избрали его себе боги, так принесем же жертву богам". И сказал варяг: "Не боги это, а дерево: нынче есть, а завтра сгниет; не едят они, не пьют, не говорят, но сделаны руками из дерева. Бог же один, ему служат греки и поклоняются; сотворил он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и человека и предназначил его жить на земле. А эти боги что сделали? Сами они сделаны. Не дам сына своего бесам". Посланные ушли и поведали обо всем людям. Те же, взяв оружие, пошли на него и разнесли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Сказали ему: "Дай сына своего, да принесем его богам". Он же ответил: "Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возьмут моего сына. А вы-то зачем совершаете им требы?". И кликнули, и подсекли под ними сени, и так их убили. И не ведает никто, где их положили. Ведь были тогда люди невежды и нехристи. Дьявол же радовался тому, не зная, что близка уже его погибель. Так пытался он погубить весь род христианский, но прогнан был честным крестом из иных стран. "Здесь же, - думал окаянный, - обрету себе жилище, ибо здесь не учили апостолы, ибо здесь пророки не предрекали?", не зная, что пророк сказал: "И назову людей не моих моими людьми"; об апостолах же сказано: "По всей земле разошлись речи их, и до конца вселенной - слова их". Если и не были здесь апостолы сами, однако учение их, как трубные звуки, раздается в церквах по всей вселенной: их учением побеждаем врага - дьявола, попирая его под ноги, как попрали и эти два отца наших, приняв венец небесный наравне со святыми мучениками и праведниками." ("Повесть временных лет")

"Когда наступила ночь... скифы вышли на равнину и начали подбирать своих мертвецов. Они нагромоздили их перед стеной, разложили много костров и сожгли, заколов при этом по обычаю предков множество пленных, мужчин и женщин. Совершив эту кровавую жертву они задушили несколько грудных младенцев и петухов, топя их в водах Истра (Дуная)"
(Лев Диакон. История. Книга 9.)

"Епископу Иоанну, старцу, схваченному с другими христианами в Магнополе, то есть в Микилинбурге, жизнь, была сохранена для торжества [язычников]. За свою приверженность [77] Христу он был [сначала] избит палками, потом его водили на поругание по всем славянским городам, а когда невозможно было заставить его отречься от имени Христова, варвары отрубили ему руки и ноги, тело выбросили на дорогу, голову же отсекли и, воткнув на копье, принесли ее в жертву богу своему Редегасту в знак победы. Все это происходило в столице славян, Ретре, в четвертые иды ноября"
(Гермольд. "Славянская хроника")

"Сколько в той стране (славян) областей, столько там есть и храмов, и изображений отдельных демонов, которых почитают неверные, но среди них упомянутый город (капище) пользуется наибольшим уважением. Его посещают, когда идут на войну, а по возвращении, если поход был удачен, чествуют его соответствующими дарами, а какую именно жертву должны принести жрецы, чтобы она была желанной богам, об этом гадали, как я уже говорил, посредством коня и жребиев. Гнев же богов умилоствлялся кровию людей и животных"
(Дитмар (Титмар) Мерзебургский "Хроники")

"У них - знахари, они господствуют над их царём, подобно хозяевам, они приказывают им приносить в жертву создателю то, что они пожелают из мужчин, женщин, табунов лошадей; если прикажут знахари, никому не избежать совершения их приказа: захватывает знахарь то ли человека, то ли домашнее животное, набрасывает верёвку на шею и вешает на дерево, пока не утечёт дух его; они говорят, что это жертва богу... Когда у них умирает кто-либо из знатных, ему выкапывают могилу в виде большого дома, кладут его туда, и вместе с ним кладут в ту же могилу его одежду и золотые браслеты, которые он носил. Затем опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец, в могилу кладут живую любимую жену покойника. После зтого отверстие могилы закладывают, и жена умирает в заключении...
...Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют и[ли] обращают в рабство...
...Все они постоянно носят мечи, так как мало доверяют друг другу, и коварство между ними дело обыкновенное. Если кому из них удастся приобрести хоть немного имущества, то родной брат или товарищ его тотчас начнёт ему завидовать и пытаться его убить или ограбить. "
(Ибн-Руст "Дорогие ценности")
"...Мне говорили, что они делают со своими главами при смерти их такие вещи, из которых малейшая есть сожжение; посему я весьма желал присутствовать при этом, как я узнал про смерть знатного у них человека. Они положили его в могилу и накрыли ее крышкой, в продолжение десяти дней, пока не кончили кроение и шитья одежды его. Это делается так: бедному человеку делают у них небольшое судно, кладут его туда и сжигают его; у богатого же они собирают его имущество и разделяют его на три части: треть дают семье, за треть кроят ему одежду, и за треть покупают горячий напиток, который они пьют в тот день, когда девушка его убивает себя и сжигается вместе с своим хозяином. Они же преданы вину, пьют его днем и ночью, так что иногда умирает один из них с кружкой в руке. Когда же умирает у них глава, то семья его говорит девушкам и мальчикам: кто из вас умрет с ним? и кто нибудь из них говорит: я! Когда он так сказал, то это уже обязательно для него, ему никак не позволительно обратиться вспять, и если б он даже желал, это не допускается; большею частью делают это девушки. Посему, когда умер вышеупомянутый человек, то сказали его девушкам: кто умрет с ним? и одна из них ответила: я! Посему назначили двух девушек, которые бы стереглись и были бы с ней, куда бы она ни пошла, иногда они даже моют ей ноги своими руками. Затем они взялись за него, за кройку его одежды и приготовление ему нужного. Девушка же пила каждый день и пела, веселясь и радуясь. Когда же наступил день, назначенный для сожжения его и девушки, я пошел к реке, где стояло его судно, и вот! оно уже было вытащено (на берег) и для него сделали четыре подпоры из дерева речного рукава и другого дерева, а вокруг поставили деревянные изображения, подобные великанам. Судно они потащили на эти дерева (столбы), и начали ходить взад и вперед и говорить слова, мне непонятные, а он (мертвец) еще был в своей могиле, они еще не вынули его. Затем принесли скамью, поставили ее на судно и покрыли ее вышитыми коврами, румским дибаджем и подушками из румского же дибаджа. Затем пришла старая женщина, которую называют ангелом смерти, и выстлала на скамью все вышеупомянутое; она же управляет шитьем и приготовлением его, она также принимает девушку и я видел ее черною (темно-красною), толстою, с лютым видом. После того, как они пришли к могиле его, они сняли землю с дерева, равно как само дерево, вынули мертвеца в покрывале, в коем он умер, и я видел его почерневшим от холода этой страны. Они прежде поставили с ним в могилу горячий напиток, плоды и лютню (или балалайку); теперь же они вынули все это. Он ни в чем, кроме цвета, не переменился. Ему надели шаравары, носки, сапоги, куртку и кафтан из дибаджа с золотыми пуговицами, надели ему на голову калансуву из дибаджа с соболем, понесли его в палатку, которая находилась на судне, посадили его на ковер и подперли его подушками; принесли горячий напиток, плоды и благовонные растения и положили к нему; принесли также хлеб, мясо и лук и бросили пред ним; принесли также собаку, рассекли ее на две части и бросили в судно. Затем принесли все его оружие и положили о-бок ему; затем взяли двух лошадей, гоняли их, пока они не вспотели, затем их разрубили мечами и мясо их бросили в судно; затем привели двух быков, также разрубили их и бросили в судно; затем принесли петуха и курицу, зарезали их и бросили туда же. Девушка же, долженствующая умереть, ходила взад и вперед, заходила в каждую из их палаток, где по одиночке сочетаются с нею, при чем каждый говорит ей: "скажи твоему господину, что я сделал это по любви к тебе". Когда настало среднее время между полуднем и закатом, в пятницу, повели они девушку к чему-то, сделанному ими на подобие карниза у дверей, она поставила ноги на руки мужчин, поднялась на этот карниз, сказала что-то на своем языке и была спущена. Затем подняли ее вторично, она сделала тоже самое что в первый раз и ее спустили; подняли ее в третий раз и она делала как в первые два раза. Потом подали ей курицу, она отрубила ей головку и бросила ее, курицу же взяли и бросили в судно. Я же спросил толмача об ее действии и он мне ответил: в первый раз она сказала: "вот вижу отца моего и мать мою!" во второй раз: "вот вижу всех умерших родственников сидящими!" в третий же раз сказала она: "вот вижу моего господина сидящим в раю, а рай прекрасен, зелен; с ним находятся взрослые мужчины и мальчики, он зовет меня, посему ведите меня к нему". Ее повели к судну, она сняла запястья, бывшие на ней, и подала их старой женщине, называемой ангелом смерти, эта же женщина убивает ее. Затем сняла она пряжки, бывшие на ее ногах, и отдала их двум девушкам, прислуживавших ей; они же дочери известной под названием ангела смерти. Потом ее подняли на судно, но не ввели ее в палатку, и мужчины пришли со щитами и палками и подали ей кружку с горячим напитком, она пела над нею и выпила ее; толмач же сказал мне, что этим она прощается со своими подругами. Затем дали ей другую кружку, которую она взяла и запела длинную песню; старуха же торопила ее выпить кружку и войти в палатку, где ее господин. Я видел ее в нерешимости, она желала войти в палатку и всунула голову между палаткой и судном; старуха же взяла ее за голову, ввела ее в палатку и сама вошла с ней. Мужчины начали стучать палками по щитам, для того, чтоб не слышны были звуки ее криков, и чтоб это не удержало других девушек, (так что) они не пожелают умереть со своими господами. Затем вошли в палатку шесть человек и все вместе сочетались с девушкой; затем ее простерли о-бок с ее господином - мертвецом, двое схватили ее за ноги и двое за руки, а старуха, называемая ангелом смерти, обвила ей вокруг шеи веревку, противоположные концы которой она дала двум, чтоб они тянули, подошла с большим ширококлинным кинжалом и начала вонзать его между ребер ее и вынимать его, а те двое мужчин душили ее веревкой, пока она не умерла."
(Ибн Фаддлан. Х век. Описание похорон знатного руса.)

То есть совершение человеческих жертвоприношений у древних славян подтверждается самыми разными, в том числе, независимыми источниками. Современные данные археологических раскопок относят последние жертвоприношения к XIII веку, что подтверждает данные жития святителя Леонтия Ростовского. Это очень веский аргумент против неоязычества.

Еще один крайне популярный аргумент неоязычников – крещение Руси «огнем и мечом». С персональным обвинением князя Владимира. Если мы обратимся к первоисточникам, то станет очевидно, что случай насилия в распространении христианства на Руси имел место лишь однажды. В Новгороде. Причем Владимир не имел к этому никакого отношения. Речь идет об истории Добрыни и Путяты.

Путята - киевский тысяцкий при великом князе Владимире Святославиче, участвовавший (990) в крещении Новгорода Великого. Жители его, узнав, что в Новгород от князя идет Добрыня с новопоставленным епископом Иоакимом для крещения народа, собрали вече и решили оказать сопротивление. Во главе новгородцев стали волхвы, призывавшие их отстаивать всеми силами веру предков. Иоаким с Добрыней и Путятой стояли на Торговой стороне. Проповеди епископа успеха не имели, обращение продвигалось очень медленно. К тому же на другой стороне народ под началом новгородского тысяцкого Угоняя, предав огню дом Добрыни и убив его жену, приготовился к ожесточённому сопротивлению: «Лучше нам умереть, - кричал Угоняй, - чем дать богов на поругание». Путята, видя, что уговоры не помогают, отдал приказ приготовить лодки и выбрал 500 ратников из приведённых с собой ростовских полков. Ночью переправился через Волхов выше крепости и вошёл в город. Новгородцы поздно сообразили, что ошиблись, приняв ростовцов за своих воинов. Путяте удалось схватить Угоняя и других новгородских ратников и незаметно переправить их па Торговую сторону. Когда весть о случившемся дошла до новгородцев, они в количестве 5 тысяч человек ринулись на обидчиков. Путята выдержал их натиск до рассвета, а утром на подмогу к нему пришёл Добрыня с дружиной. Чтобы отвлечь новгородцев от сражения, киевляне подожгли их дома. Убежав спасать свое имущество, новгородцы оставили поле боя. После этого ничто уже не мешало Путяте и Добрыне открыть путь для христианских проповедей Иоакиму и крещения непокорных новгородцев.

Думаю, если у любого полководца, как у Добрыни, убить семью, то реакция будет сопоставимой. Об этом нужно помнить самим и напоминать в ходе дискуссий оппонентам.

Хорошим завершением общения в таком русле может быть констатация того факта, что Владимир пытался создать из племен народ под знаменами язычества. Оно не справилось. И, несмотря на многовековое двоеверие, именно христианство создало русский народ таким, какой он сейчас есть. Именно в этом выборе не для себя, а для всего народа и состоит миссионерский подвиг равноапостольного князя Владимира, о котором мы призваны свидетельствовать. Благодарю за внимание!

Протоиерей Михаил Самохин

03 05 head M1T1k2Tikl8 pic 18bbb2 header sky 2 vtoroofon monastry1 dom dlya mami1 doverie prav edu1 kazaki1 prav pyatigorsk1 lermontov pravoslavnii1 minvod blagochinie1 novopavlovskoe blagochinie1 jivonosnii istochnik1 prav gimnazia1 prav kbr1 parv kchr north prav kchr south kupel kavkaza1 logo.jpg